Рубль в свободном плавании уже пять лет: причины, итоги и прогнозы

YKTIMES.RU – Банк России ровно пять лет назад — 10 ноября 2014 года — объявил о переходе к плавающему курсу рубля: хоть решение регулятора было немного запоздалым, но национальную валюту удалось стабилизировать, а финансового кризиса того года в любом случае не удалось бы избежать, считают опрошенные агентством “Прайм” эксперты.

Осенью 2014 года в России обвалился курс рубля. Все это произошло на фоне введения антироссийских санкций и резкого падения цен на нефть. В один из дней кризиса курс американской валюты достиг 80 рублей, а евро поднялся до 100 рублей. Хотя в начале года доллар торговался по 35 рублей, а евро по 48.

“Решение ЦБ о переходе к свободному курсообразованию было абсолютно верным, сегодня можно говорить о существенно выросшей стабильности курса рубля и его меньшей зависимости от колебаний цен на нефть. Так что свободный курс рубля фактически привел к усилению стабильности финансовой системы – хотя в период перехода к новому валютному режиму был риск того, что нестабильность может вырасти”, — считает Владимир Тихомиров из БКС.

По его словам, решение регулятора хоть и было запоздалым, но ЦБ регулярно предлагал переход к плавающему курсу, начиная с октября 2006 года. “Так что в том, что решение было запоздалым, не только и не столько его вина – просто ранее не было политической воли у руководства страны к таким изменениям”, — добавил он.

“Что касается выбранного момента для перехода, то “лучше поздно, чем никогда”, особенно учитывая условия, в которых это произошло. Многие сырьевые экспортеры мира выбрали иной путь, сохранив более зарегулированный режим обменного курса, поэтому Россия, с моей точки зрения, находится в числе лидеров. Наверное, эти изменения могли произойти и раньше, но подготовка к финальному переходу на уровне ЦБ, правительства и экономики в целом потребовала времени, начавшись уже в 2009-2010 годах”, — полагает главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой.

ГИБРИДНЫЙ РЕЖИМ

Переход к свободному курсообразованию позволил быстро стабилизировать рубль на новом равновесном уровне, вернуть сбалансированность платежного баланса, обеспечить более комфортные условия для бюджета и минимизировать масштабы экономического спада, уверен Полевой.

Замдиректора группы суверенных рейтингов и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов напомнил, что фактически переход произошел только спустя несколько месяцев — в феврале 2015 года, регулятор до января еще проводил валютные интервенции.

“Режим валютного курса в России сложно назвать чистым плаванием, скорее, это гибридный режим. Банк России не осуществляет целевых интервенций на валютном рынке, а уровень курса рубля не является целью экономических политик. Вместе с тем с 2017 года интервенции Минфина России по величине сопоставимы с 40–60% баланса счета текущих операций. Механизм расчета величины устроен так, что цена на нефть определяет величину стерилизуемой валютной выручки, что заметно ограничивает диапазон возможных движений валютного курса”, — пояснил он.

По его мнению, такой гибридный режим противостоит фундаментальной уязвимости структуры экспорта России – перекоса в пользу сырьевых товаров.

“За период с 1991 по 2019 год страны, чья доля сырьевого экспорта в общем объеме экспортируемых товаров превышала 50%, в среднем вдвое чаще сталкивались с проблемой серьезного изменения общей стоимости экспорта по сравнению с остальными странами. Чтобы такие изменения не особо влияли на курс, желательно разорвать связку между экспортной выручкой и объемом валютной ликвидности на внутреннем валютном рынке, что нынешний механизм и делает”, — добавил Куликов.

РИСКИ ДЛЯ РУБЛЯ

По мнению экономистов, при рыночном образовании валютного курса его прогнозирование становится более точным, что оказывает положительный эффект на планирование политики компаний и на экономику в целом.

“Рисков для рубля не видим, плавающий курс вкупе с бюджетным правилом обеспечивает равновесный курс и сбалансированный платежный баланс”, — указывает Полевой из РФПИ.

Старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов отмечает, что на сегодняшний день каких-то серьезных оснований для отказа от плавающего курса нет.

“Это могло бы произойти при существенном пересмотре денежно-кредитной и бюджетной политики страны, скажем, в сторону приоритетности “твердого” рубля, в сторону дефицитного бюджета и так далее. Однако пока политических предпосылок для таких действий мы не видим”, — считает он.

По его мнению, риски ослабления рубля при сохранении политики плавающего курса существуют, но они отчасти смягчаются тем, что при такой политике рубль традиционно остается несколько недооцененным, поэтому даже при значительном падении цен на нефть снижение курса рубля вряд ли повторит динамику 2014 года.

Вместе с тем, по оценкам “Юникредит банка”, рубль будет ослабевать на среднесрочном горизонте с невысокими темпами, сопоставимыми с разницей в уровнях таргетируемых инфляций в России и за рубежом.

“К концу 2019 года ждем курс на уровне 66,5 рубля к доллару. При этом сильные скачки курса вверх возможны при резких и неожиданных изменениях внешней конъюнктуры. Полагаю, что риски здесь в большей мере связаны с настроениями финансовых рынков, чем с внешней торговлей”, — считает Артем Архипов из “Юникредита”.

“Для того чтобы ЦБ вернулся на рынок с объёмными валютными интервенциями, рублевая девальвация должна стать фактором, угрожающим стабильности российских финансовых рынков. Такого рода угрозы, по нашим оценкам, могут появиться лишь при достаточно резком ослаблении курса рубля в диапазон 75-80 рублей за доллар с потенциалом для дальнейшего снижения”, — отметил главный аналитик “БКС Премьер” Антон Покатович.

Реализация данных рисков при прочих равных условиях внешнерыночной конъюнктуры, по оценкам “БКС Премьер”, возможна в случае реализации наиболее жестких санкционных пакетов против РФ, включая ограничения для российского экспорта энергоносителей. Также это возможно в случае значительного снижения нефтяных цен до уровней существенно ниже 50 долларов за баррель — до отметок 25-27 долларов и закрепления котировок вблизи данных уровней.