«На меня организовали травлю», — Саргы Сивцева

Жительница села Чурапчи Саргы Сивцева с недавних пор стала известна почти всей республике. Она выступила во время отчета правительства в Чурапчинском улусе и задала щекотливый вопрос премьер-министру Владимиру Солодову, могут ли признавшие вину в мошенничестве сотрудники администрации улуса продолжить работу в ней.

Ее высказывание вызвало недовольство не только высокого гостя, но и присутствующих в зале земляков. Оказалось, что именно со счета оплаты, выставленного предприятием, которое принадлежит Саргы и ее мужу, закрутилось уголовное дело против главы улуса Андрея Ноговицына. Вслед за этим делом было возбуждено другое — в отношении замглавы Иннокентия Матвеева, который потребовал у предпринимателей стройматериалы в обмен на выдачу разрешения на расширение производственного участка.

В интервью Sakhaday Саргы Сивцева рассказала свою версию случившегося, о травле, устроенной сторонниками главы и попытках повлиять на нее через ее родных.

За главу расплатился Чурапчинский УПК

— Я родом из Майи Мегино-Кангаласского улуса, жила в Нижнем Бестяхе. В Чурапче живу с 1996 года. С мужем занимаемся собственным делом: продаем стройматериалы и изготавливаем профлист. В 2016 году купили ротоформовочное оборудование, чтобы изготавливать септик.

Я не писала заявление в полицию в отношении главы улуса Ноговицына. Нарушение с его стороны выявилось случайно. Была проверка бюджетной организации, и прокуратура нашла счет оплаты от нашего предприятия "СГ-Строй" от 2016 года, по которому оплата прошла в 2018 году. Меня вызвали в прокуратуру и спросили, что за счет. Я ответила: "Это счет Ноговицына". Вот так, по-простецки, как есть. И после этого все закрутилось: приехали следователь и сотрудник УФСБ. Меня вызвали во второй раз, и я этим людям сказала: "А что вы думаете, у вас что-то получится. Да он вас мясом закидает".

Этот счет был выставлен нашим предприятием за профлист и трубы. В сентябре 2016 года глава улуса Ноговицын позвонил моему мужу и попросил привезти ему профлист и трубы. Мы доставили эти стройматериалы к его дому — там бригада строила забор. Сумма по товару составила 140 с лишним тысяч рублей. Он не оплачивал до 30 января 2018 года, а потом деньги поступили со счета бюджетного учреждения "Чурапчинский учебно-производственный комбинат".

Второе нарушение со стороны представителей местной администрации связан с нашей заявкой на расширение земельного участка, где расположено наше производство. Я уже говорила, что мы купили ротоформовочные станки. В 2017 году мы подали заявку на подключение к газу и на расширение участка. В комитете по управлению муниципальным имуществом Чурапчинского улуса на нашу заявку не ответили. Руководитель Данилов на словах сказал, что район не намерен удовлетворять нашу просьбу: "Вы не заплитили налоги, у вас слишком много земли, Ноговицын сказал, вам землю не давать, и там проходят красные линии".

Мы три раза писали заявку. Но так и не дождались письменного ответа на нее. В 2018 году заместитель главы района по экономике Матвеев (он родственник главы Ноговицына) потребовал у мужа стройматериалы, в обмен пообещал содействовать выдаче разрешения на расширение земельного участка. Муж ему предоставил стройматериалы на 30 тысяч рублей. После этого в течение недели заявка наша была удовлетворена. Но документы мы получили только в 2019 году, а газ нам "Сахатранснефтегаз" подключил только после моего выступления на отчете правительства перед Солодовым. В тот же день газовики пригласили моего мужа в Якутск, где выдали договор на подключение к сетям.

Кумыс, алгыс и оправдательный приговор

— Я считаю, что поступила правильно, сказав председателю правительства, как наши местные чиновники нарушают закон и при этом остаются у власти. Матвеев на суде, который состоялся в январе 2020 года признал вину полностью, оплатил нам 30 тысяч рублей. Во время заседания он признался в мошеннических действиях, которые на якутском языке звучат более чем уничижительно. Его дело прекратили, он отделался штрафом и сейчас продолжает работать руководителем контрольно-счетной палаты администрации района.

Ноговицын тоже во время уголовного процесса возместил бюджету ущерб. Не понимаю, как ему суд вынес оправдательный приговор. Возможно, алгыс танцовщика Дмитрия Артемьева оказался чудодейственным, а может помогло то, что у судьи чурапчинские корни. В день оглашения приговора в зале суда сторонники клали оладьи, а на улице провели обряд и окропляли здание кумысом. На это заседание съехались руководители бюджетных организаций не только из Чурапчи, но и из наслегов. Они, наверняка, знают, что с теми, кто не поддерживает политику Ноговицына разговор короткий. Так и было с одним из молодых спортсменов, который работал в администрации, и сказал во всеуслышание в период предвыборной кампании, что не будет голосовать за Ноговицына. Его уволили с работы.

"Усмири свою жену"

— Здесь с людьми, имеющими иное мнение в отношении главы района, не церемонятся. По их мнению, я должна была наврать в прокуратуре и не давать свидетельские показания против главы. Они считают, что это я виновата в возбуждении уголовного дела против Ноговицына. А то, что глава залез в казну улуса, это не ставится в вину. "Сумма небольшая, зато он сделал много хорошего для улуса", — говорят некоторые люди. Они говорили, зачем ты снимаешь его с поста. Но разве это я?

Теперь мне запрещено появляться в общественных местах. После моего выступления во время отчета правительства, когда я освистанная вышла оттуда, за мной выбежал юрист администрации и почти кричал, чтобы я отправлялась домой. И это на глазах у обычных жителей села. После такого кто захочет высказаться против административных барьеров, отстаивать свои права?

Во время расследования дела главы его сторонники развели целую кампанию и организовали травлю на меня: включали на улице патриотические песни, собирали подписи за него и рассылали оскорбительные сообщения обо мне. Они писали, что я без рода, без племени, усть-майская эвенка, ничего не смыслящая в их жизни, скитавшаяся по всем детдомам республики. Проклинали меня, мой род. Сначала это делали на якутском языке, но когда узнали, что я не читаю на якутском, стали рассылать с переводом на русский язык. Да, мой дедушка эвенк, я не стыжусь, а горжусь этим фактом. И я не понимаю, что против детдомовцев имеет администрация Чурапчинского улуса.

Под раздачу попали и мои родные. 76-летней матери моего мужа звонили ее подруги и требовали, чтобы она повлияла на меня. Мужу позвонил родственник Ноговицына и сказал: "Дьаhай ойоххун" ("Усмири свою жену"). Это слово на якутском языке обычно используется в значении "реши дело — убей". И как это понимать? "Ты патриотичный чурапчинец, не считайся с браком, тремя детьми, сделай так, чтобы она замолчала". Так? Звонивший еще угрожал моему мужу, что в случае неисполнения наказа, его вышлют из Чурапчи в течение 24 часов. Ладно, угрожали нам. Не побрезговали вовлечь в ситуацию детей. Племенник Ноговицына позвонил моей дочери, которая учится в Москве. И сказал, чтобы она пошла забрала какие-то документы в пользу Ноговицына.

Администрация запретила руководителям организаций и главам наслегов ходить в наш магазин. Дошло до абсурдного. Меня попросили выдавать спортивныю костюмы для участников соревнований в Амге. Так вот, приехал глава одного из наслегов, отправил водителя за своей формой. Она ему не подошла, он на обмен отправил снова водителя, потому что ему самому нельзя заходить в наш магазин.

С одной стороны понимаю этих людей. Для многих исключение из общества, отлучение от малой родины подобно каре небесной. Сестры моего мужа, хотя и живут в Якутске, ходили на мероприятие землячества и подписывались в поддержку главы. Они так и сказали: "Извини, Саргы. Мы не можем поступить иначе".

Позже ко мне приходили люди от Ноговицына и сказали следующее:"Больше никого не закладывай. Все будет как суд решит. В СМИ не обращайся". Я в ответ попросила, чтобы они прекратили поливать меня грязью. Свою часть уговора я выполнила, а они как травили меня, так и продолжают.

Конфликтов с администрацией улуса, главой Ноговицыным у нашей семьи не было. Наоборот подготовка ни к одному крупному мероприятию, будь то спартакиада "Игры Манчаары", Ысыах Олонхо, не обходилось без участия моего мужа. Мы и стройматериалы предоставляли, и автокран задействовали.

Уважаю и восхищаюсь жителями Чурапчи. Они невероятно трудолюбивые люди, самоотверженные, не люди, а кремень. Я знаю, что простые люди поддерживают меня. Но об этом они сообщают мне шепотом. Конечно, понимаю их, никто бы не хотел оказаться на моем месте.

Я устала от травли. И иногда мне хочется положить свои станки ротоформовочные на салазки и пойти к себе домой. Но они слишком большие и их просто так в салазки не положишь.

***
Глава Чурапчинского улуса Андрей обвинялся в растрате бюджетных средств с использованием служебного положения. Судья Чурапчинского районного суда взял самоотвод по делу главы района. Дело Ноговицына рассматривалось в Мегино-Кангаласском районном суде с дислокацией в селе Амга. 19 декабря суд оправдал Андрея Ноговицына. 23 декабря он приступил к своим обязанностям. Прокуратура обжаловала решение Мегино-Кангаласского районного суда. Апелляционную жалобу по делу Ноговицына Верховный суд Якутии рассмотрит в конце февраля.

Саша АЛЕКСАНДРОВА